Среда,
23 августа 2017
Наши сообщества

Спорт без реформы – Украина без медалей

О проблемах украинского спорта, назревавших годами, наконец, после неудач на Олимпийских играх в Рио, заговорили громче обычного. Но дадут ли эти разговоры старт полноценной реформе?

facebook.com/olympicua
Спектр проблем спортивной Украины широкий, разнообразный / facebook.com/olympicua

Неудача украинских спортсменов на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро наконец заставила широкую общественность обратить внимание на проблемы спорта в стране. Эти проблемы совершенно не новы, о них в кругу спортивных тренеров и функционеров говорят уже много лет, но лишь сейчас в Украине увидели глубину падения в простых олимпийских цифрах: 11 медалей, в том числе две золотых, которые принесли стране 31-е место в медальном зачете. Так низко Украина не падала никогда, начиная с 1996 года, когда впервые приняла участие в летних Играх.

Спектр проблем спортивной Украины широкий, разнообразный, но, в целом, довольно типичный: отсутствие современной инфраструктуры, отсутствие престижных международных соревнований, недостаточное финансирование многочисленных видов спорта, отсутствие законодательной базы, которая бы позволила привлекать к спорту больше спонсоров. Разумеется, это лишь те проблемы, которые лежат на поверхности. Именно их регулярно обсуждали СМИ и болельщики сразу после Олимпиады. С тех пор прошел месяц, и критика в отношении Министерства молодежи и спорта почти сошла на нет. В результате, профильный министр Игорь Жданов рапортует на своей странице в Facebook о своевременной выплате призовых олимпийцам и паралимпийцам, а тему проблем в своем ведомстве предпочитает не поднимать.

Как взять 35 медалей в Токио?

В январе 2015 года президент Украины Петр Порошенко подписал указ «О стратегии устойчивого развития «Украина-2020». Этот документ, среди прочего, подразумевает реформу государственной политики в сфере спорта и предполагает, что на Олимпиаде-2020 в Токио страна завоюет 35 медалей. Министерство спорта отреагировало на вызов президента публикацией Дорожной карты реформ в сфере физической культуры и спорта, но за полтора года изменения в силу вступили лишь точечно.

REUTERS
REUTERS

По словам заместителя министра спорта Игоря Гоцула, 35 медалей в Токио – это некий ориентир от президента, к которому нужно стремиться. При этом он признает, что, при нынешнем положении дел в украинском спорте, добиться такого успеха очень сложно. «Эта планка может быть реальной, если будет выполнена часть, связанная с серьезным реформированием не столько спорта, сколько отношения к спорту во всех органах государственной власти. Это вопросы финансирования, а также строительства и реконструкции спортивной инфраструктуры. Сегодня мы имеем катастрофическое положение», - объясняет Гоцул.

По его словам, если на местах не будет нормально функционировать детско-юношеские спортивные школы (ДЮСШ), если дети «будут переодеваться на трибунах», если в среднеобразовательных школах «будут продолжать отменять уроки физкультуры», все меньше спортсменов будет приходить в сборную. «Это комплексный вопрос, который зависит от министерства, но также и от местных органов власти», - добавляет чиновник, отмечая, что с процессом децентрализации в Украине руководители городов должны брать на себя больше ответственности за здоровье детей в своих регионах.

В оппозиции к нынешнему руководству Министерства стоит группа людей, которые еще в 2014 году предложили свой проект спортивной реформы. Автором документа выступил глава Федерации спортивного права Украины Александр Кошевой, а реформаторскую инициативу поддержал тогдашний министр спорта Дмитрий Булатов. Впрочем, воплотить ее в жизнь он не успел.

Собственно, Кошевой считает, что наличие тренерских кадров и человеческого потенциала в Украине действительно позволяет стране рассчитывать на 35 медалей в Токио-2020. Однако добиться этого без увеличения массовости спорта в десятки раз, невозможно. Массовости же можно достигнуть также лишь за счет перевода спортивных школ на рельсы рыночной экономики. «Главная задача – увеличить количество денег. Как это сделать? Наши оппоненты говорят: государство должно дать больше денег. Я не могу с этим спорить, но у государства очень ограниченное количество этих денег. И тут стоит вопрос: мы дальше будем говорить о том, что нужно будет больше денег, или мы построим такую систему, которая будет не только просить, но и зарабатывать?», - спрашивает он.

Стоит отметить, что во многих ключевых аспектах будущей реформы Гоцул и Кошевой выражают схожие точки зрения. Однако Кошевой считает, что Министерство делает явно недостаточно для того, чтобы изменить текущее положение дел в спорте, а, временами, нарочно тормозит процесс перемен. В Министерстве же называют свои локальные успехи в работе с инвесторами, подчеркивая, что быстро и относительно безболезненно провести реформу невозможно.

Эксперимент с федерациями

Как ранее объяснял УНИАНу Игорь Гоцул, при руководстве Игоря Жданова Министерство стало высчитывать финансирование различных видов спорта по специальной формуле, в основу которой заложены два показателя – успехи вида спорта на международной арене и его массовость. До этого деньги распределялись полностью в ручном режиме.

Фото: УНИАН
В украинском законодательстве указано, что именно Министерство как орган, управляющий спортом, утверждает правила соревнований / УНИАН

Кроме того, предметом гордости Министерства является эксперимент, в котором принимают участие шесть спортивных федераций – баскетбола, хоккея на траве и на льду, легкой атлетики, тяжелой атлетики, а также прыжков в воду. Эти организации – единственные, кто получил возможность напрямую получать деньги от государства и самостоятельно определять, как правильно потратить эти средства. Другие спортивные федерации по-прежнему управляются государством. Доходит до абсурда: в украинском законодательстве указано, что именно Министерство как орган, управляющий спортом, утверждает правила соревнований. Иначе говоря, Министерство может решить, что в футболе пенальти нужно пробивать не с 11 метров, а с 15-ти, в баскетболе мяч нужно бросать не в круглое, а в квадратное кольцо...

И Кошевой, и Гоцул говорят о том, что такое положение дел противоречит как олимпийской хартии, так и документам Совета Европы. Кроме того, еще в прошлом году Министерство подало в Верховную Раду законопроект о лишении государственного органа этих обязанностей, но народные депутаты до сих пор не нашли времени его рассмотреть.

Тем не менее, замминистра подчеркивает, что ведомство все равно ведет целенаправленную работу по тому, чтобы сделать федерации более самостоятельными и инициативными. Это поможет им привлекать деньги в свой вид спорта, а, значит, создавать массовость. «Все больше и больше полномочий передается федерациям. И в рамках обычной нашей деятельности и, особенно, в рамках эксперимента. Федерации приходят к тому, что развитие отдельного вида спорта – футбола или хоккея – не является ответственностью Министерства. Министерство обязано отвечать за создание условий для развития спорта в целом в стране. А уже федерации, конкурируя друг с другом и другими видами развлечений, должны в этой борьбе продвигать свой вид спорта, пытаясь привлечь туда как можно больше детей, интерес СМИ, привлечь спонсоров», - говорит Гоцул.

«Мы недавно привлекли группу серьезных маркетологов, которые сейчас вместе с Министерством разрабатывают программу по продвижению массового спорта. Они также будут работать с федерациями, чтобы помочь им с привлечением спонсоров. Время, когда федерации были исключительно декоративным приложением к Министерству и выполняли роль просителей денег, уходит в прошлое. Поскольку весь мир двигается по-другому», - добавляет чиновник.

Бюджетные деньги: тратить или инвестировать

Александр Кошевой сомневается в благих намерениях Министерства и считает, что государственный орган, скорее, имитирует работу по укреплению самостоятельности федераций, чем занимается ею на самом деле. «Де-факто, кто бы что ни говорил, федерации остаются полностью несамостоятельными, и Министерство всячески поддерживает эту несамостоятельность – организационную, финансовую, управленческую, юридическую. Им выгодно, чтобы федерации были несамостоятельными», - заявляет специалист.

Кроме того, по его мнению, распределение Министерством денег между видами спорта является неэффективным. По его словам, сегодня государство выделяет на спорт чуть более 42 миллионов долларов, но эти деньги не инвестируются, а «тратятся по сметам, планам, графикам, инструкциям, под видом проведения некоего «государственного эксперимента», и самое главное - на неконкурентных началах».

Кошевой уверен, что при разумном распределении средств, на выходе украинский спорт мог бы получать из 42 миллионов долларов сумму, превышающую 200 миллионов. «На данный момент государственные деньги распределяются на основании выводов и суждений экспертных советов, коллегий, министра, заместителя министра. А должно быть так: ежегодно в начале года все спортивные федерации выходят на старт, а в конце года, согласно заложенным критериям, машина подводит итоги их результатов, и она же выдает деньги. Когда федерации начнут получать деньги за результаты своей деятельности, они поймут, что выгодно достигать успехов в этом рейтинговании. Поскольку на кону стоят суммы, которые они гарантировано получат от государства, если достигнут высоких результатов на спортивных соревнованиях, привлекут к занятиям своим видом спорта наибольшее количество занимающихся, произведут хорошие продукты для телетрансляций, на которые будет хороший спрос», - говорит автор спортивной реформы.

Нынешнюю формулу распределения денег Министерством Кошевой критикует, напоминая, что Игорь Гоцул, кроме должности в Министерстве, является президентом Федерации легкой атлетики Украины: «Насколько корректно использовать формулу, которой руководит человек, являющийся бенефициаром получения этих денег?».

«На сто процентов неправильно говорить, что эта формула распределения прозрачна, если из этой формулы огромная доля денег уходит федерациям, которые участвуют в непрозрачном эксперименте Министерства. Конкретных критериев успешности этих федераций нет», - добавляет Кошевой.

Гоцул парирует: «Тут нечего комментировать. Формула открыта, формула описана и выставлена на сайте. Можно взять достижения, посмотреть, пересчитать и сделать выводы. Когда мы объявили о проведении эксперимента, мы обратились к федерациям с предложением в нем поучаствовать. Остались те федерации, которые в большей степени развиты и имеют хорошие спортивные результаты».

Заместитель министра спорта также считает, что за один год эксперимента невозможно требовать от федераций кардинального повышения результатов, поскольку подготовка одного спортсмена может занимать 15-20 лет. «Предварительно можно говорить: ни одно из мероприятий не было сорвано. Общение с федерациями говорит о том, что они достигли большей эффективности в использовании бюджетных средств, так как у федераций больше оперативности в принятии решений», - комментирует чиновник.

Реформа бесполезных ДЮСШ

В проекте спортивной реформы было указано и альтернативное распределение средств госбюджета на спортивные школы. Как объясняет Кошевой, ее суть в том, что деньги должны передаваться не на спортшколу в целом, а адресно – на каждого отдельного занимающегося ребенка.

Фото: УНИАН
Прогнозы на введение полноценной спортивной реформы или отдельных законов ни Кошевой, ни Гоцул не дают / УНИАН

Он подчеркивает, что нынешняя система передачи средств в ДЮСШ не является социально справедливой. «Как сейчас работает система? К примеру, у властей города, где есть три ДЮСШ, есть условные 1,5 миллиона гривен на спорт, и чиновники выдают каждой из ДЮСШ по 500 тысяч гривен. Но, допустим, ваша дочь желает заниматься художественной гимнастикой, а такой вид спорта в ДЮСШ не культивируется. В то же время, местный совет деньгами налогоплательщиков финансирует только эти три школы. Где тут социальная справедливость?», - объясняет Кошевой.

«Эти ДЮСШ не доказали полезность своего продукта. Они должны научиться формировать продукт, понимать его рыночную стоимость и себестоимость своих затрат, работать над устранением издержек и думать о клиентоориентированности. В результате, они научатся работать так, как уже много лет работают спортивные клубы, которые образовались не на обломках старой системы, а с нуля, без участия государства», - отмечает он.

По мнению специалиста, выбирать должен потребитель: «Если вы хотите отдать ребенка в частный клуб, это означает, что та часть бюджета, которая причитается ребенку, минуя ваши руки, автоматически попадет в спортивный клуб. В таком случае, в выборе продукта будет участвовать потребитель, а не чиновник, который не проверяет рыночный спрос, качество услуги, и, зачастую, просто дает деньги тому, кому он привык их давать. Это, в свою очередь, вызовет интерес предпринимателей, понимающих, что они гарантированно получат средства за то, что привлекли в свою спортшколу детей. В итоге, бюджету не нужно будет содержать инфраструктуру, не нужно платить зарплату. Не увеличивая количество денег, мы получим качество. Будет сформирован рынок спорта высших достижений и рынок спортивных услуг в массовом спорте. Мы решим вопрос привлечения финансовых ресурсов в спортивную индустрию», - объяснил суть реформы Кошевой.

В Министерстве к идее этой реформы в целом относятся положительно, однако не считают правильным вводить изменения радикально. «Считаю, это было бы ошибкой, - говорит Гоцул. – Реформа вызвала бы большой стресс и, возможно, некий социальный взрыв. Для того, чтобы упредить это, мы на ноябрь готовим большое мероприятие с участием маркетологической группы, куда привлечем руководителей спортивных подразделений городов, районов, областей, руководителей федераций национального и регионального уровня, руководителей клубов, директоров спортивных школ. Нужно показать им, что возможна другая система спорта, другая система взаимоотношений, можно по-другому мыслить, не считая, что спорту все должны».

«Ни одна реформа, которая проводится через колено, не может быть успешна», - подчеркивает он.

Будущее реформы

Прогнозы на введение полноценной спортивной реформы или отдельных законов ни Кошевой, ни Гоцул не дают. По словам замминистра, начиная с 2015 года в Раду был передан ряд соответствующих законопроектов. Однако ни один из них до сих пор не превратился в закон.

Глава Федерации спортивного права чуть более оптимистичен, но уже ожидает возражения по реформе от чиновников разного уровня. «В 20-х числах июня законопроект был официально внесен в Верховную Раду группой депутатов и сейчас находится на рассмотрении. У нас уже состоялось его первичное обсуждение в начале сентября – даже не в комитете, а просто в кругу заинтересованных лиц и специалистов. Самое главное, что нам удалось, – сделать дискуссию предметной. Ранее все просто говорили, что нужно больше денег, но как – никто не отвечал», - говорит Кошевой.

По его мнению, такое длительное рассмотрение законопроекта связано с тем, что спорт находится на периферии государственных интересов. Соответственно, депутаты не спешат вводить кардинальные изменения в спортивную сферу, все время оставляя их на потом.

Таким образом, вся активность и бурные рассуждения о необходимости смены прогнившей постсоветской системы спорта в Украине пока что не приносит ощутимых плодов – детско-юношеские школы по-прежнему приходят в упадок, вовлеченность детей в спорт сокращается, а, значит, нет повода говорить о том, что на Олимпиаде-2020 Украина выступит успешнее, чем в Рио-де-Жанейро.

Алексей Игнатенко

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение