Двукратный чемпион Паралимпиады-2018 в Пхенчхане Оксана Шишкова: С нейтральными атлетами не общались, потому что у них были проблемы с WADA, они были в "черном списке" Макларена

Самая титулованная спортсменка сборной Украины рассказала УНИАН о том, как начинала спортивный путь, первых Играх в Ванкувере и соревнованиях в Сочи, с какими трудностями столкнулась по прилету в столицу Паралимпиады-2018, об отношении к нейтральным атлетам и спортсменам команды Беларуси, о будущих спортивных планах и о том, чем планирует заняться по окончании карьеры.

На Паралимпиаде в Пхенчхане самой титулованной украинской спортсменкой стала харьковчанка Оксана Шишкова. На ее счету 6 наград – 2 золотые, 3 серебряные и 1 бронзовая медали. Впрочем, героем себя она не считает, отмечая, прежде всего, успех команды в целом.

На нынешнюю Паралимпиаду в Корею Оксана Шишкова ехала с мечтой стать чемпионкой Паралимпиады. Ведь на предыдущих соревнованиях в Сочи, 4 года назад, покорить Олимп ей так и не удалось. А уже в Пхенчхане она сначала заболела, выбилась из тренировчного графика, а затем заняла 2-е место в гонке на 6 км в биатлоне. «Не судьба», - подумала Оксана, после чего выиграла еще 5 наград, из которых две – наивысшего достоинства – в личной гонке на 10 км в биатлоне и в лыжной эстафете 4х2,5 км.

На эту Паралимпиаду вы ехали с уверенностью в том, что сможете завоевать именно золотую медаль, или «психологии победителя» не ощущали?

Честно говоря, просто хотелось выиграть золото. Надежды были на биатлон. Но когда я уже приехала в Пхенчхан, то заболела, и надежды на золото становились все более призрачными с каждым днем. Потому что только 8-го числа я встала на лыжи после болезни. Это было за два дня до первого старта Паралимпиады…

Мы приехали в Пхенчхан 3-го марта, 4-5-го я еще ходила на тренировки, после чего заболела. При этом, я болела одна в команде. Хорошо, хоть других атлетов не заразила. Все остальные активно готовились к стартам.

Тем не менее, 8-го я вышла на тренировку, мы спокойно покатались на лыжах, не перегружаясь. 9-го уже провели более интенсивную тренировку, а потом пошли гонки. К счастью, все получилось так, как получилось. Ведь поначалу было очень обидно. Столько сил ушло на подготовку к Паралимпиаде. Очень не хотелось, чтобы все усилия были перечеркнуты. Плюс, чувствовалась огромная поддержка из дома, от родных, друзей, просто знакомых и незнакомых.

Заболели вы в пути на Игры? Трудно дался перелет в Пхенчхан?

У меня был насморк, температура… Все это можно победить.

Просто так сложились обстоятельства. В самолете летели 11 часов – перелет из Европы был очень длинный - не всегда контролируешь себя, особенно во сне, очень легко замерзнуть.  

Шесть наград – самое большое достижение в составе сборной Украины на Паралимпиаде в целом. Чувствуете себя лидером команды?

Нет. Мы все равны. Мы каждый делаем свою работу, и я не могу себя выделять. Зачем? Мы все достойны, мы все работаем, мы все вкладываемся в общий успех команды, вкладываем очень большой труд. Мы все получаем травмы, мы все соревнуемся потом с этими травмами. Поэтому, мы все - лидеры. Все, кто поехал в Пхенчхан, - достойные спортсмены. Возможно, у кого-то что-то не получилось, я сама набралась еще больше опыта, несмотря на то, что это моя третья по счету Паралимпиада. Смотрела на соперников, на что способны другие атлеты. Уровень сейчас постоянно растет у спортсменов по всему миру…

Себя я не буду выделять. Зачем? Я обычный спортсмен, как и все. Все мы достойны тех результатов, которые у нас есть, и тех, которые будут.

УНИАН

Победа в составе команды, в эстафете, и личная победа – разные ли чувства приносят эти награды? И какое из них более сильное?

Я вообще командный игрок. Но так как у нас вид спорта одиночный, то, прежде всего, хочется добиться успеха в индивидуальной гонке. Вместе с тем, постоянно думала о том, что я представляю Украину, мечтала об этой медали – для себя, и для своей страны. В Ванкувере-2010 я уже подбиралась к пьедесталу, не имея никакого опыта участия в Паралимпиадах, занимала 4-5 места. В Сочи я была третьей. Здесь уже в первой гонке было 2-е место. И мелькали такие мысли, что, может быть, я недостойна еще первого места, не судьба… Знаете, высшие силы там, в небесах, тоже решают – кто достоин, кто не достоин.

Когда все-таки удалось завоевать золото – это была большая для меня радость, счастье, гордость за свою страну.

С другой стороны, золото в эстафете – это тоже большое счастье. Мы всей командой выложились по полной и обыграли всех. Выиграли и показали, что все-таки мы сильные, мы можем! Меня еще поставили на заключительный 4-й этап, это тоже была особая ответственность. Я вдвойне переживала за результат команды, нельзя было ее подвести, нужно было максимально собранно пройти свой этап, выложить все силы на дистанции. Просто, как последний раз стартуешь.

Это была моя седьмая гонка, сил, разумеется, с каждой гонкой было все меньше. Но, в любом случае, я должна была выложиться, как и все. И когда у нас все-таки получилось, то, все равно, до конца не верили. Последняя гонка, да еще и золото. Для всех нас это был потрясающий момент.

Победа в эстафете сборной Украины – это сенсация, или предсказуемый результат?

Нет, это был явно непредсказуемый результат. Даже в нашем тренерском штабе говорили: хотя бы попасть в тройку лидеров. Когда мы с Людмилой Ляшенко (партнер по команде) обсуждали гонку, то сошлись на том, что нельзя пропустить вперед нейтральных атлетов. Мы думали, что будем бороться с Беларусью, прикидывали, что у них сильный состав, и они обязательно выиграют. А нам, в свою очередь, нужно удерживать второе место - серебро, и не дать другим прорваться вперед… Но такой результат мы, однозначно, не ожидали. Все были просто в шоке, а прежде всего – мы сами.

Нынешняя Паралимпиада - вторая в вашей карьере, на которой вам удалось завоевать медали. Можете сравните соревнования в Сочи и Пхенчхане?

Если сравнивать по организации, то в Сочи было лучше по многим параметрам. Объясню – почему. Во-первых, оказалось, что далеко не все корейцы владеют английским - языком международного общения. И даже многие волонтеры не могли объяснить элементарных вещей. Трансферный вопрос был не до конца проработан, ведь автобус, так называемый шатл-бас, который возил участников, ходил раз в полчаса. Можно было дойти по дороге, это занимало 15 минут, но по этой же дороге ездили автомобили, что было, мягко говоря, не очень безопасно. В Сочи все было гораздо лучше продумано. Транспорт ходил едва ли не каждые 5 минут. Мы подходили, сразу же садились в автобус и уезжали. Понятное дело, питание было ближе к нам, кухня почти родная. Причем, на выбор были любые блюда – и сладости, и основные блюда.

Также к корейцам были вопросы по проживанию. Например, в Сочи все было в одном доме – и столовая, и бытовые комнаты, где можно, например, постирать одежду. Здесь все было разбросано по деревне. Нужно было лишний раз одеваться, выходить на улицу, чтобы пойти поесть, отдать одежду в стирку, забрать одежду... А ведь мы спортсмены, должны следить за своим здоровьем, лишний раз выходить на улицу совсем некстати. Тем более, когда погода так кардинально меняется – от минус 18 до плюс 16. Элементарно простудиться в таких условиях очень легко. А если, не дай Бог, подхватить какой-нибудь вирус во время главного старта четырехлетия? Было бы очень обидно…

УНИАН

Питание в Корее было только местное? Там не было европейской кухни?

Нет, питание было на выбор, что-то похожее на европейскую кухню - пицца, лазанья, много разных сыров, разнообразное мясо – жареное и тушеное, разная рыба - жареная и красная, а также гамбургеры, картошка-фри, суши… Я же питалась по своему стандарту. Бульон с вермишелью, кстати, очень вкусный бульон, соки, мясо, фрукты, курага, йогурты. Накануне гонки на 15 км я съела гамбургер, нужны были углеводы на длинную гонку, и он мне очень понравился. Чувствовалось, что гамбургер приготовлен чуть ли не по домашнему рецепту, из очень вкусного мяса, добротный…        

А если сравнивать условия на всех трех Паралимпиадах, в которых я участвовала (в Ванкувере-2010 ездила еще молодой спортсменкой, только подающей надежды), то больше всего понравилась Канада.

Паралимпийцы очень часто совмещают лыжи и биатлон, в то время как на Олимпиаде есть четкое разделение. Почему так происходит?

Паралимпийцы так созданы – и там, и там быть (смеется). Лично мне, например, очень нравится стрелять, я много тренируюсь в этой дисциплине. Коньковый ход, который практикуют биатлонисты, также хорошо поставлен. Я с удовольствием участвую и в соревнованиях по лыжным гонкам, и в биатлоне. Нас тренируют в обоих направлениях. Но, далеко не всех. Например, на нынешней Паралимпиаде-2018 Лукьяненко (украинский спортсмен Виталий Лукьяненко, - УНИАН) только в биатлоне выступал. То есть, одни тренируются и там, и там, а другие сосредотачиваются только на одном виде.

Но, поверьте, мы способны на многое. Поэтому тренируемся и там, и там.   

Как у вас складывались отношения с нейтральными атлетами, с представителями Беларуси? Участники Олимпийских игр, в частности, биатлонистки, рассказывали, что три команды держались «как одна семья». Как строилось общение на Паралимпиаде?

С нейтральными атлетами мы не общались, потому что у них были проблемы с WADA, они были в «черном списке» Макларена. Несмотря на это, их допустили к соревнованиям в Корее, и это нас возмущало…

С белорусами были другие проблемы – там участвовали в Паралимпиаде спортсмены, которые видят. То бишь, они, в сравнении с собой, заранее поставили нас и остальных атлетов в заведомо неравные условия, лучшие для себя.

Я это все прекрасно знаю, периодически борюсь за то, чтобы ужесточили классификацию. К нам приходят атлеты из других стран, мы общаемся. Знаем, как зрячие атлеты свысока на нас смотрят, пренебрежительно. Мол, сейчас тут побегаем, заработаем чуть-чуть, что с ними соревноваться, с «инвалидами». Это все равно, что Мартена Фукада (лучший биатлонист мира, многократный олимпийский чемпион, обладатель Хрустального глобуса сезона 2017/18, как победитель общего зачета кубка мира, - УНИАН) пригласить на наши соревнования. На самом деле нам это лишь добавляет спортивной злости, решимости доказать им, что они ничем не лучше нас.

Люди должны понимать, что нельзя прикрываться мнимой инвалидностью, соревноваться на Паралимпиаде должны люди с настоящей инвалидностью. Такой подход, который распространен в соседней стране, конечно же, обижает.     

По поводу классификации - в чем глобальные проблемы?

У нас есть классификация – B1, B2 и B3. В частности, В1 – это тотально незрячие спортсмены. У меня есть 0,01 процента зрения, и я уже вхожу в категорию В2. Причем, входила всегда в эту категорию. Вместе с тем, меня по какой-то причине перевели в В3, хотя я никак по параметрам не подхожу под эту категорию. Там нужно было бы столько видеть… Потом, еще одну нашу украинку перевели в категорию B3. Хотя, мы обе - стопроцентные B2. Как говорили наши знакомые, мы даже В1 с половиной.

К счастью, я сумела доказать свою классификацию. Написала письмо в международные инстанции, президент Паралимпийского комитета Украины Валерий Михайлович Сушкевич помог с оформлением, отправили его. Меня вновь вернули в категорию В2. Кто меня перевел в другую категорию, как так получилось, я не знаю. Но я сумела доказать свой статус, подтвердить свой диагноз…

Классификация проходит в какой-то международной клинике, сертифицированной, например, Международным паралимпийским комитетом, или это происходит в какой-то другой способ?

Мы сначала делаем все медицинские документы в Одессе, а потом их подаем международным классификаторам. Что меня лично обижает в действиях международных классификаторов, так это то, что даже зрачок не расширяют. Просто показывают буквы. Не используют никаких компьютеров, не делают снимки. Все это выглядит, мягко говоря, полупрофессионально. Ведь расширять зрачок и смотреть глазное дно – это обязательно надо делать.  

Оксана, вы занимались разными видами спорта – акробатической гимнастикой, кунг-фу, легкой атлетикой, футболом, что привело вас в лыжи/биатлон и почему остановили свой выбор именно в этих видах?

Да, у меня было много занятий – и цирковая студия, где я занималась акробатической гимнастикой, и кунг-фу, и даже секция футбола. Все изменилось после 10 лет, когда у меня резко упало зрение. Я перешла в специальную школу, где мне предложили перейти в легкую атлетику, а уже там я, со временем, перешла в биатлон и лыжные гонки. При этом, у меня были одноклассники, которые сразу пошли в лыжи и биатлон, а я долгое время продолжала ходить на легкую атлетику. Но, потом меня все-таки уговорили.

Как сейчас помню, был урок украинской литературы, я выхожу с урока, стоит тренер Николай Васильевич Ворчак, и уговаривает меня, мол, поехали, попробуешь. Я постояла, подумала, и решила для себя – почему бы и нет, ведь я люблю спорт, можно и попробовать новый для себя вид. Кстати, мой папа уговаривал Николая Васильевича сделать так, чтобы я не просто пришла к нему в секцию, но и осталась там. Ведь я все время была в поиске, уходила из одной секции в другую. Нигде не могла остановиться. Здесь же остановилась, мне понравилось. Как видите, я до сих пор с интересом и желанием занимаюсь лыжами и биатлоном, мне нравится тренировочный процесс, постоянное улучшение техники, хочется постоянно заниматься, от чего результаты становятся все лучше и лучше.    

У вас спортивная семья, или сами ходили из секции в секцию, пробовали себя в разных видах?

Нет. У меня обычная семья. Профессиональный спортсмен – одна я. Мама в детстве немного занималась баскетболом. Брат и сестра ходили на гимнастику в цирковую студию. Но все это были лишь увлечения.

Может, у вас есть спортивное хобби? Следите за футболом, или, например, теннисом? Или ходите на матчи «Шахтера» в Лиге чемпионов в Харькове?

Хобби как такового у меня нет, слежу за всем понемногу. За выступлениями наших олимпийцев в Пхенчхане следила, футбол – да, смотрю. Но, чтобы у меня было особое увлечение, такого нет. Больше всего внимания уделяю своим спортивным результатам, повышению личного мастерства. Никому не подражаю, никому не поклоняюсь. Смотрю за всеми, кто как добивается своих успехов, какими путями. Но только для того, чтобы перенять опыт и воплотить в своей жизни.

Кстати, за норвежцами очень интересно следить. За их выступлениями, карьерой, тем, как они добиваются своих успехов и много лет держатся на вершине мирового спорта - что в лыжах, что в биатлоне.

А проблема «повальной астмы» в рядах норвежцев, раз уж речь о них зашла, она надуманная или…?

Знаете, это очень неоднозначная проблема. Конечно, не может быть такого, чтобы все норвежцы были повально астматиками. Мне очень нравится лыжник Клебо и биатлонист Бё. Я их особо выделяю даже среди норвежцев. Так вот, когда Клебо давал интервью, он заметил: «Знаете, когда мне сказали, что у меня астма, я так обрадовался!» Я понимаю, что речь идет о допинге, о лекарствах из списка так называемого «терапевтического исключения».

Конечно, нельзя быть всей норвежской команде астматиками, такого не бывает. 

УНИАН

Я знаю, что после окончания школы вы поступили в Харьковскую зооветеринарную академию, на специализацию «Кинолог». Закончили учебу, получили диплом?

Я до сих пор учусь. Получила диплом технолога, сейчас поступила на специализацию «менеджер». Кстати, после возвращения из Кореи приехала в институт, там меня очень тепло встретили, овациями. Я не ожидал столь радушного приема, была очень растрогана таким отношением к себе. Собрался полный актовый зал, все деканы, очень много студентов, ректор… Было очень приятно.

Собираетесь ли дальше идти по стезе кинолога?

Пока попытаюсь реализовать весь свой потенциал как спортсменка. Что потом? Потом будет видно. Понимаете, спорт, он не вечен, но пока есть возможность, я буду в этой сфере. А там уже будет видно.

У вас есть домашние питомцы?

Собака.

И как помогают знания, полученные в учебе, в практической плоскости?

Дело в том, что я не ветеринар. Я технолог. И на ветеринара бы вряд ли пошла. Просто боюсь. Вижу, когда в ветеринарную лечебницу приносят животных, и просто не могу спокойно на них смотреть. Если, тем более, погибнет – я этого просто психологически не перенесу. Я очень животных люблю и просто боюсь быть ветеринаром, не хочу такую ответственность на себя брать.

Две золотые медали Пхенчхана – мечта сбылась и можно переключиться на что-то другое? Или будете продолжать с таким же рвением готовиться к следующим Паралимпиадам, в частности, соревнованиям 2022 года в Пекине?

Я сейчас буду готовиться к чемпионату мира 2019 года. Послезавтра уже иду на тренировку. Хватит отдыхать. В спорте есть такая поговорка: «Пока мы спим, наши соперники готовятся». И, чтобы такого не было, пусть наши соперники пока будут спать, а мы будем тренироваться. Будем сильнее всех.

Тренироваться будете в Харькове?

Да, сейчас я буду тренироваться дома. Вот только здесь база у нас, к сожалению, «не ахти». Будем надеяться, что наши успехи помогут обратить внимание государства и руководства области и на наши проблемы. И Юлия Александровна (Светличная – председатель Харьковской областной государственной администрации, - УНИАН) поможет нам в Харькове обустроить базы. Ведь мест где тренироваться, в Харькове достаточно, а вот настоящей базы, со всеми современными условиями, которых в избытке у наших соперниц, к сожалению, нет.

Чуть позже, уже в мае, вместе с командой будем тренироваться на лыжероллерах в Западном реабилитационно-спортивном центре нашего Паралимпийского комитета – супер-центре, в котором мы все готовились к Паралимпиаде-2018.

Кирилл Стадниченко  

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter